«МКР-Медиа» представила рейтинг событий, влияющих на становление евразийского пространства

Рейтинг разработан аналитической группой Департамента стратегических коммуникаций компании «МКР-Медиа» под руководством Андрея Хлебникова и Сергея Ширяева по инициативе Комитета по делам СНГ и формированию Единого экономического пространства общественной организации «Деловая Россия» совместно с Центрально-азиатским экспертным клубом «Евразийское развитие» на базе материалов и технологий ИАС «Медиалогия».
Цель подготовки рейтинга – учесть позитивные и негативные факторы формирования единого евразийского политико-экономического пространства, вовлечь в процесс оценки его событий возможно широкий профессиональный состав экспертов, представляющих интересы максимального количества стран-участниц процессов создания ЕАЭС. При этом, помимо учета значимости момента создания Евразийского Союза, конкретная задача разработки и публикации рейтинга – задействовать медийные ресурсы «МКР-Медиа», работающие на постсоветском пространстве, создать на базе компании новые механизмы открытого непредвзятого обсуждения процессов евразийской интеграции, заложить медийное, экспертное и общественное измерение данного процесса, не менее важное, чем экономическое, правовое и дипломатическое.

Наиболее ярким событием на евразийском пространстве за последнее полугодие стало образование Евразийского экономического союза, пришедшего на смену ЕврАзЭс. Новое интеграционное объединение стало ключевой темой обсуждения в экспертном сообществе и, безусловно, активизировало объединительные процессы не только между странами-членами и странами-кандидатами в ЕАЭС, и государствами, желающими получить выгоду от его образования – так, уже на май следует прогнозировать рассмотрение вопроса о вступлении в Союз Киргизии, серьезную заинтересованность в сближении с ним демонстрирует отказавшийся присоединиться к антироссийским санкциям Израиль.
Вообще, с конца 2014 года фиксировались регулярные высказывания представителей государств и политико-экономических блоков, желающих создать зону свободной торговли с ЕАЭС или декларирующих намерения о налаживании сотрудничества с ним. В частности, о своих намерениях развивать сотрудничество заявили представителя ряда стран АТР, государства Южноамериканского общего рынка (МЕРКОСУР) и некоторые из государств Старого Света.
Под пристальным вниманием аналитиков находился процесс интеграции в ЕАЭС наиболее «молодого» члена Союза – Армении и ближайшего кандидата на вступление в него – Киргизии. Крайне важно, что, несмотря на сложные геополитические и политико-экономические условия, Союз начал создавать «форпосты» на центрально-азиатском и ближневосточном направлениях.
Помимо этого, ЕАЭС дал старт активной нормотворческой деятельности, направленной на формирование единообразия подходов в наиболее важных экономических сферах стран-членов Союза. В частности, усилилась работа по созданию единого налогового, таможенного, торгового законодательств и формированию общих рынков.
Вместе с тем, появление ЕАЭС активизировало и серьезные антагонизмы в виде разного рода комментариев экспертов, аналитических раскладов, прогнозирующих скорые серьезные проблемы для Союза. Прежде всего, констатируется невыгодная внешнеэкономическая конъюнктура. Санкции, дешевая нефть, значимая для «трех китов» ЕАЭС – РФ, Казахстана и Белоруссии, ослабление национальных валют и снижение международных рейтингов обусловили пересмотр сроков реализации ряда ключевых интеграционнообразующих проектов и мероприятий. Более того: разной силы девальвация валют даже создала проблему внутрисоюзных расчетов по уже действующим направлениям взаимодействия.
Сдерживающим развитие интеграционных процессов фактором является и активное противодействие ряда «западных коллег». Не секрет, что страны НАТО, на острие копья которых находятся прибалтийские республики бывшего СССР (а в последнее время все в большей степени – и Украина), пытаются торпедировать ЕАЭС, логично предполагая, что его экономическая база может создать условия для формирования пропорционального самому Североатлантическому альянсу военно-политического потенциала. Поэтому самая активная кулуарная борьба в настоящее время разворачивается на полях потенциальных членов Союза. Попытки «переубедить» Армению, «перекупить» Киргизию или экономически и дипломатически «надавить» на Узбекистан и Таджикистан то и дело проявляются в разного рода дипломатических демаршах и в систематической эскалации значимости отдельных негативных для интеграционных процессов событий.
Внешнеполитическая конъюнктура на постсоветском пространстве, а также экономические трудности заставили отдельных лидеров еще на этапе становления Союза формулировать политико-экономические условия своего будущего членства в ЕАЭС, пытаясь получить преференции для своих государств, хотя эксперты отмечают, что и российской стороне на данном этапе необходимо отказаться от злоупотребления «правом сильного» и попыток «продавливания» своей позиции без учета интересов партнеров. Немаловажную роль играет и сверхчувствительность СМИ и экспертов к разного рода политическим заявлениям и действиям глав интегрируемых государств. Зачастую за нейтральными посылами наблюдателям видится двойной и даже тройной смысл, дающий основания для антиобъединительных выводов. Совокупность этих факторов нередко приводила к противостоянию отдельных государственных институтов стран-членов ЕАЭС и, по мнению СМИ, задавала искусственную напряженность даже во взаимоотношениях глав государств.
Заслуживает отдельного внимания осторожно-нейтральная позиция Европейского союза. С одной стороны, влиятельная в Европейском Союзе Германия неоднократно заявляла о желании налаживать и развивать отношения с ЕАЭС. С другой, существует весьма влиятельное лобби, видящее в Евразийском Союзе воплощение имперских амбиций России, которое блокирует любые практические начинания во взаимодействии с ним. При этом от позиции ЕС, крупнейшего торгового партнера большинства стран-членов ЕАЭС, будут зависеть темпы становления евразийского объединения. Ведь экономическая конфронтация между ЕС и ЕАЭС, к которой Европу толкают американские партнеры, уже вскоре будет весьма сложно нивелировать, даже коренным поворотом ЕС на Восток.
В целом, начало работы Союза еще больше усилило турбулентность на евразийском пространстве, все сильнее поляризуя позиции сторонников и противников формирования единого европейско-азиатского пространства «от Лиссабона до Владивостока».

Вверх